Штурмовая авиация внесла весомый вклад в победоносные военные кампании Германии периода 1939-1941 гг. Взаимодействие механизированных армейских частей и тактической авиации являлось неотъемлемой частью доктрины немецкого Блицкрига. Казалось, что сочетание танкового маневра и сокрушительного огня с воздуха делают удары нацистов неотразимыми.

Одной из наиболее характерных особенностей Второй мировой войны в Европе, без сомнения, можно назвать неумолимо возраставший численный и качественный перевес авиации стран антигитлеровской коалиции над воздушными силами держав «оси» в небе над полями сражений. С началом войны германская армия стала главным орудием агрессии, прочим родам войск отводилась роль поддержки; такая тактика носила название Блицкриг и заключалась в уничтожении любых очагов сопротивления с помощью стремительного танкового маневра при поддержке тактической авиации. Поскольку Люфтваффе господствовали в воздухе, инициатива все время находилась в руках немцев. С того момента, когда Гитлер пришел к власти в Германии в 1933 г., военные доктрины нацистов требовали скорейшего наращивания всех ударных видов вооружения и прежде всего авиации.

Для сравнения нужно заметить, что противники Германии почти повсеместно игнорировали роль авиации в качестве средства поддержки наземных частей, за исключением применения самолетов для тактической разведки. Такой подход выразился в серии почти не прекращавшихся на протяжении первых двух лет войны поражений, понесенных в Польше, Дании и Норвегии, Бельгии и Нидерландах, а также во Франции и затем в Югославии. Даже Греция и Крит испытали на себе всю "прелесть" применения идей Блицкрига на практике.

Однако вследствие наращивания сил союзников и неизбежного в связи с этим роста потерь, понесенных Люфтваффе на Восточном фронте и на Средиземноморье, Германия лишилась былого превосходство в воздухе над полями сражений на суше и воде. Привычное орудие Блицкрига, знаменитый Штука (Юнкере Ju 87), более не мог безнаказанно сбрасывать бомбы на головы неприятеля, так как столкнулся с мощным отпором, оказываемым ему численно и качественно растущей истребительной авиацией союзников. Однако в отсутствии подходящей замены для Штуки, немцам вес равно приходилось использовать этот пикирующий бомбардировщик, что приводило к катастрофическому росту потерь. В таких обстоятельствах Люфтваффе приходилось приспосабливаться и отказываться от постоянного присутствия в воздухе своей штурмовой авиации, которую наземные части должны были вызывать себе на помощь только в случае необходимости, что немедленно отрицательно сказалось на боеспособности немецких солдат. Теперь, когда над их головами больше не кружили свои самолеты, Блицкриг стал невозможен.

Ни один из военно-воздушных флотов стран «оси» не находился в таком тесном взаимодействии с наземными силами, как Люфтваффе. Союзники быстро оценили всю значимость превосходства в воздухе над полями сражений, и вскоре стрелка весов фортуны начала склоняться в сторону победителей под Эль-Аламейном и Сталинградом, армии которых теперь получали все более мощную поддержку с воздуха. Люфтваффе уже был не в силах господствовать в небе, прикрывая сверху все чаще отступавшие части своей армии.