После Первой мировой войны многие специалисты стали думать, что военная авиация сделает всю другую военную технику устаревшей. Однако Вторая мировая война быстро показала ограниченность воздушной мощи: дневные бомбардировки пресекались истребителями противника, а ночные бомбардировки были крайне неточными. Но уже к 1943 г. появились новое оружие и тактика.

Техника бомбометания с самолета, летящего на большой высоте, почти также стара, как сама авиация. Например, истории известно, что в 1911 г. пилот Джулио Гавотти сбросил в Ливийской пустыне на турецкие войска четыре бомбы, наполненных пикриновой кислотой, весом 1,8 кг (4 фунта). За прошедшие семь лет после этого несовершенного (но, несомненно, имевшего смысл) экспсримента техника воздушного бомбометания изменилась мало, но уже начинала становиться наукой. Прогресс стал прямым результатом создания таких специализированных машин, как Сопвич Саламандер.

Новая техника определяет новую тактику. Новые цели бомбардировки стали включать бронированные боевые машины, это стало ясно уже во время «генеральной репетиции» Второй мировой войны, - Гражданской войны в Испании. Вскоре после нее появились такие усовершенствования, как длинные стержни Динорт (устанавливаемые в носовой части бомб SC 50, перевозимых таким великолепным самолетом, как Юнкерс Ju 87) стали общепринятым средством получения максимального взрывного эффекта и поражения большей площади па земле.

Толщина брони сухопутных боевых машин непрерывно возрастала, что требовало применения все более крупного пушечного вооружения самолетов, но вперед двинуло науку лишь «повторное изобретение» ракет как оружия.

Кроме того, стали заниматься проблемой точности обычных свободно падающих бомб. Ранние способы бомбометания основывались на простом разрушении всего, что попадало в зону действия бомбы, и требовали сбрасывания на цель большого количества мощной взрывчатки. Такой довольно «неэкономичный» метод позднее уступил место способу, ставшему известным как контролируемое «ковровое бомбометание». Еще одна новая система, должная доказать сравнительную «грубость» прежних методов - «вскрытие» сооружений путем сбрасывания с них крыш с помощью мощных зарядов, с последующим разрушением уже незащищенной внутренней структуры градом зажигательных бомб. Помимо всех новых способов, стремились также увеличить психологический эффект бомбардировки, устанавливая сирены на стабилизаторы бомб, чтобы усилить обычный «свист», а на шасси пикировавших бомбардировщиков Штука крепили «иерихонские трубы».